?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Судьба мухаджира

Иногда начинает казаться, что времена мухаджирства настолько далеки от нас сегодняшних, что трудно вплести во впечатления Дня памяти адыгов какие-то личностные воспоминания или ассоциации. И все же есть одна история, которая тонкой ниточкой связывает меня с событиями тех лет, уходящих все дальше от нас. Это короткая жизнь моего прадеда Кербека Техажева.



Он ушел из жизни осенью 1929 года, когда его младшей дочери едва исполнилось 40 дней, ушел на заре начала борьбы Советской власти с духовенством, но не потому что попал в карательные жернова. Его жизнь унесла болезнь. Со дня его смерти прошло без малого 90 лет, но память постоянно возвращается к тем кратким фактам, которые известны в нашей семье.

Он родился примерно в 1890-м году (или немного позже) в селении Астэмрей, которое позже стало называться Верхний Акбаш. Когда Кербек был еще ребенком, ушел из жизни его отец, а родные дяди решили со второй волной эмиграции переселиться в Турцию, это было в самом начале ХХ века – до 1905 года. Взяли они с собой и мальчика – представителя фамилии, но его мать и сестры остались дома. В Турции Кербек получил духовное образование и не позже 1917 года вернулся на родину, чтобы работать в родном селе муллой.

Видно, ему было суждено на каждом жизненном этапе оказываться на пике значимых исторических процессов: вскоре после его возвращения, в стране разразилась Революция и Гражданская война, докатилось это и до Кабарды. И вот молодой, прекрасно образованный мулла селения Астэмрей, не желая оставаться в стороне, вступает в Шариатскую колонну Назира Катханова, который позже сыграет в его судьбе важную роль. Когда колонна вошла в селение Коголкино (Урух) и бойцы были расквартированы по домам, Кербек встретил мою прабабшку – свою будущую жену. Двух сказанных друг другу фраз им хватило, чтобы понять, что это судьбоносная встреча. Соседка позвала Даухан Блиеву, статную и красивую, помочь ей принять гостей – накрыть на стол и подать гостям воды вымыть руки. Девушка поливала юноше, а затем протянула полотенце, он взглянул на нее и сказал: «Давай посмотрим, кто из нас двоих выше?». Она только опустила глаза и ответила: «Наверное, ты». Будучи уже совсем старенькой, пережив мужа почти на 70 лет, нана иногда вспоминала тот диалог и говорила: «Я сразу поняла, что у него на уме что-то есть». Недолго Назир Катханов оставался в Урухе, но перед уходом он пришел в дом Андулаха Блиева сватать его старшую дочь за одного из своих бойцов. В 1920 (1919?) году Кербек и Даухан поженились.

После войны и до самой своей смерти молодой человек оставался муллой в родном селе. Некоторое время у них не было своих детей, как-то раз, вернувшись с похорон, он рассказал жене, что в семье умершего осталось трое сирот – два мальчика и девочка. В его обязанности входила забота о таких детях, их часто определяли в бездетные семьи или к родственникам. Но в этот раз он подумывал сам забрать одного из этих детей: они взяли на воспитание девочку, чьи дети и внуки до сих пор говорят о Кербеке и Даухан с нескрываемой нежностью и любовью: девочку не только вырастили и поставили на ноги, но и окружили заботой и настоящим семейным теплом.

Чуть погодя, в 1924 году, родился у пары и свой первенец – Адальби, а в 1929-м – дочь Рая. Когда она была еще новорожденной, Кербек Техажев, все еще молодой и статный, умер от острой пневмонии. В 1942 году во время войны погиб его единственный сын, не дожив двух месяцев до своего 19-летия, потому и оборвалась эта ветвь Техажевых. Но память жива, и значит, этот ладный и красивый человек, который смотрит на нас с фотографии, тоже жив, хотя бы в наших разрозненных воспоминаниях, словно бы переданных нам в наследство.

Трудно сказать что-то о личных качествах Кербека, о его характере и привычках не сохранилось воспоминаний. Но, наверное, человек, ребенком увезенный в Турцию и вернувшийся на родину через годы, не отделявший своей судьбы от истории своего народа, не оставшийся в стороне от войны и добросовестно трудившийся, достоин уважения. Дорисовывая сегодня его образ, я вижу его упорным и несгибаемым, скромным и романтичным, человеком чести и глубокого внутреннего достоинства. Кербек Техажев сейчас смотрит на меня с этой фотографии, которая светится с экрана монитора компьютера, а я выстукиваю на клавиатуре слова этого текста. Я так далека от этого человека и так ему близка…