?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Недавно я посмотрела фильм Михаила Калика и Инны Туманян «Любить», посмотрела по совету моего дяди – большого киномана с тонким эстетическим чутьем. Предыстория фильм такова, что уже она одна привлекает к нему внимание: снятый в 1968 году, он не только подвергся жестокой цензуре и повторному монтажу, но фактически не дошел до зрителя. Режиссерскую версию частично Калик смог восстановить лишь после эмиграции в Израиль в 1990 году. И вот здесь первая зацепка для меня: больше 20 лет человек жил с ощущением недосказанности (или невысказанности). И через эти самые 20 лет он возвращается к работе, которая, наверняка, доставила ему множество неприятностей. Какова была сила этого художественного высказывания, что оно не отпустило его спустя столько лет?!

И так совпало, что это высказывание пришло ко мне буквально накануне ухода из жизни двух людей, непосредственно связанных с фильмом «Любить»: 31 марта не стало режиссера Михаила Калика, а 1 апреля – поэта Евгения Евтушенко, автора слов финальной песни картины. И, может быть, говорить об этом не разгаданном для себя полотне я бы при других обстоятельствах и не решилась, но сейчас не смогла пройти мимо ощущения, что «Любить» обратился именно ко мне, что то самое художественное высказывание было сделано мне наедине.

Это киноисследование любви настолько многомерно – оно не только с двух точек зрения смотрит на предмет (художественной и документальной), но и дробится внутри каждой из частей на множество картинок и микросюжетов, создает игру отражений во множестве зеркал. Каждую новеллу можно препарировать и изучать под микроскопом, и в тоже самое время боязно расщеплять ее на составляющие, поскольку боишься разрушить эту удивительную гармонию художественного произведения. Причем, документальное пространство картины не менее насыщенно и увлекательно, чем художественное. Каждый образ, выхваченный камерой из толпы, являет собой настоящий сюжет, возможно, более интересный, чем те, что продуманы сценаристами. В этих глазах женщин, сосредоточенно выискивающих в толпе любимое лицо, разыгрываются античные трагедии и пылают шекспировские страсти. С той лишь разницей, что жизнь всегда интереснее: и девушка в черной водолазке и белом берете, и пара в размолвке, где девушка монотонно застегивает и расстегивает молнию сапога, доходя до легкой степени исступления, рассказывают нам о любви гораздо больше книжных или киношных героев. И ответы случайных прохожих о том, что такое любовь, тоже. Но это для нас они случайные, для себя каждый из них ведь – вселенная, вернее, центр вселенной. Они могут быть умны или не очень, молоды или не очень, красивы или не очень, влюблены или не очень, но каждый считает, что тайну любви его жизнь перед ним раскрыла в истории его собственного счастья или, наоборот, несчастья.

Но и сюжет, и жизнь, и документалистика, и художественность – все обрамлено стихами из «Песни Песней», вечной мудрости любви, побеждающей алчность и ревность. Во всех этих словах, которыми заполнен фильм Михаила Калика и Нины Туманян, главным остается название – «Любить». Глагол в безличной форме. Слово, дающее ответы на многие вопросы, что ставит перед нами наша единственная бесценная короткая и неповторимая жизнь. И ведь так хочется порой самому спросить ее: в чем твой смысл, жизнь? И почему-то мне кажется, что она коротко ответит: любить!

Comments

marie_bitok
Apr. 3rd, 2017 06:47 pm (UTC)
Ну да, в 3 года, конечно, не до того человеку)) но все равно хочется сказать: ого!!!