marie_bitok (marie_bitok) wrote,
marie_bitok
marie_bitok

Премьера

Сегодня утром я написала сообщение: "Пусть наш театр возродится с этого спектакля!", честно говоря, написала как бы авансом, хотя на прогон ходила и впечатление уже сложилось. Сейчас, вечером я готова сказать, что я увидела в этом спектакле то, что может дать нашему театру шанс на жизнь. Я вспомнила это чувство, когда ты аплодируешь актерам не из этикетных соображений, а от радости, что тебе довелось видеть все это!

После прогона я написала в одной из соцсетей: "В детстве мне казалось, что нет места прекраснее, чем этот зал. Родители начали водить меня в Кабардинский театр еще в том возрасте, когда я совсем ничего не понимала. Помню да сих пор реплики из спектаклей тех лет, помню наших актеров молодыми и веселыми, помню, как они дружили с мамой и папой... Однажды во время какой-то посиделки по поводу юбилейного спектакля папа повел меня по коридорам, за кулисы, туда, где были сложены декорации к другим спектаклям... Это было настоящее таинство приобщения к волшебному миру театра. С тех пор так много изменилось и, к сожалению, мое отношение к нашему театру тоже... Но так хочется сохранить это волнение при прикосновении к миру чудес, и хочется, чтобы это волнение возникало на каждом спектакле."

Сегодня мне почти верится, что я сохраню это волнение...
Из негативного: публика совершенно разучилась смотреть спектакли - в сельских клубах в каких-нибудь 50-х зритель гораздо лучше умел уважать себя...

Ну а теперь "официальная" рецензия о спектакле))

СОВРЕМЕННОЕ ЗВУЧАНИЕ МОТИВОВ «РЕТРО»
В течение последних нескольких лет Кабардинских государственный драматический театр им. А.А. Шогенцукова крайне редко балует публику премьерами, что привело к практически полному его выпадению из общественной жизни. Он уже не ставит вопросов и не отвечает на них, не становится для зрителя способом ухода от повседневности, по большому счету, он уже и развлечению публики не служит. Все это очень больно осознавать, потому что еще совсем недавно мы имели театр с обширным и стабильным репертуаром, постоянной публикой и несколькими труппами, между которыми сложились прочные традиции преемственности поколений.
Возможно, именно с этим связано то, что те редкие премьеры, которые случаются, мы ждем с таким нетерпением и нескрываемой надеждой на возможность вновь прикоснуться к удивительному миру театра. Казалось бы, в этой ситуации должна вспомниться известная поговорка про безрыбье, но состоявшийся 10 июня показ нового спектакля стал добротной и самодостаточной работой, воспринимающейся без отношения к контексту сложившейся в театре ситуации. «БлэкIам къэгазэ иIэкъым» – дебютная постановка режиссера Андзора Емкужева по пьесе Александра Галина «Ретро».
В центре повествования – взаимоотношения поколений, [не]способность их идти на диалог и вообще [не]возможность такого диалога. Желая пристроить стареющего отца, его дочь и зять подыскивают ему невесту, ситуация проходит несколько стадий – взаимную глухоту, комедию положений, упреки, отчаяние, безысходность. По ходу развития действия зритель переживает вместе с героями все их эмоциональные всплески и падения, постоянно задаваясь вопросом: на ком лежит вина за сложившееся положение вещей? Ответ однозначным быть не может, несмотря на соблазн во всем обвинить младших. Рассказы героев о своей жизни невольно наталкивают на мысль о том, что в старости все мы расплачиваемся (или будем расплачиваться) за жизненные ошибки – за эгоизм, невнимание к детям и нехватку на них времени, за игру с судьбой «в поддавки» и неумение радоваться тому, что имеешь. И те, кто сегодня обрекает героев пьесы на одиночество, унижая их за страх перед старостью, сами рискуют однажды оказаться на их месте.
Пьеса Александра Галина написана в жанре трагикомедии: в ее ткань умело вплетена грусть, при этом она остается легкой благодаря меткому юмору, комическим ситуациям, но доминирующей нотой остается все же неизбывное чувство одиночества и тоска по прошлому, которого не вернешь. Тема отчуждения между разными поколениями, родителями и детьми актуальна, наверное, всегда, но кажется, что сегодня эта актуальность ощущается как никогда раньше. Разобщенность поколений выражается не только во внешних признаках, которую, к сожалению, сегодня можно наблюдать даже в приверженном традициям кавказском обществе, но и в той моральной и ценностной пропасти, которая пролегла между старшими и младшими.
Актерский состав, задействованный в спектакле, смотрится гармонично и слажено – камерная обстановка одной комнаты вмещает в себя эмоции и целые жизни шестерых героев. Каншоуби Хашев, Куна Жакамухова, Жанна Хамукова, Тамара Балкарова, Марина Ташева и Владимир Тимижев создают палитру актерских приемов, в которой есть место и драматичности, и комичности. Острохарактерная и эксцентричная Роза в исполнении Куны Жакамуховой какими-то полутонами, микродвижениями меняет наше восприятие этого образа – от улыбки до слез здесь всего один шаг. Пластичность ее актерского мастерства, органичность, с которой она проживает новую роль, не перестают удивлять зрителя, для которого эта артистка остается символом золотого века кабардинского театра. В непривычной характерной роли предстает перед нами и Жанна Хамукова: ее Нина грубовата, прямолинейна и глубоко одинока. Актриса рисует ее портрет резкими мазками, не боясь выглядеть неловкой или нелепой на сцене. Тактичная и сдержанная Диана сыграна Тамарой Балкаровой, которая прекрасно передала основное качество своей героини: умение спрятать свою боль под маской спокойствия и доброжелательности. Основной тон действию задает Каншоуби Хашев: его герой – центральный персонаж пьесы, от которого хотят избавиться дети и за которым начинают охоту «невесты». Актер создал образ человека, получившего горькое прозрение на закате своей жизни, добровольно избравшего отшельничество, вынужденного идти на конфликт с последним близким ему человеком. Разобщенность отцов и детей в сюжете спектакля оттеняется преемственностью младшего поколения актерского состава: Марина Ташева и Владимир Тимижев убедительно изображают циничную, беспринципную супружескую пару. Отношение к ним зрителя несколько раз меняется по ходу действия – в зависимости от их отношения к героям-старикам.
Главное достоинство спектакля «БлэкIам къэгазэ иIэкъым» – это умение режиссера привести этих актеров, таких разных и многогранных, к единому знаменателю, заставить работать на спектакль, не перетягивая на кого-то одного зрительское внимание. Состав виртуозно разыгрывает динамичные сцены и диалоги, умеет держать темп, создать у зрителя напряжение, а потом вдруг происходит разрядка – темп обрывается, и мы остаемся потрясенные, как после электрического разряда, и под впечатлением от того, что только что произошло. Особенно впечатляет последняя сцена – нестандартный и неожиданный режиссерский ход, в котором внешняя эффектность выражает суть внутренних размышлений и персонажей, и режиссера и зрителя: что дальше и вообще есть ли это «дальше» у каждого из героев, независимо от того, к какому поколению они относятся – «отсталых» или «продвинутых».
Театр занимает особое место среди искусств, пожалуй, именно потому, что здесь его объект, то есть публика получает ощущение непосредственного общения с произведением, она выстраивает не эфемерные связи со спектаклем, а вполне зримые и осязаемые – формируется система ассоциативно-эмоциональных взаимоотношений. Именно это личностное отношение каждого зрителя к миру театра делает его важной составляющей общественных рефлексий, поэтому выбор пьесы, трактовка режиссера, реакция публики – все это «проявители» тех вопросов, которые мы часто задаем сами себе, откликаясь на проблемы времени. В этом отношении спектакль Андзора Емкужева должен обозначить нам ту нравственную черту, у которой мы сегодня стоим; и каждый индивидуально перешагивая или не перешагивая через нее, решает эту глобальную проблему, у которой не может быть незначительных последствий.
Tags: Искусство ради искусства
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments