?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

История вещей: Арджэн

Сегодня, в эпоху восстановления старинных промыслов, многие из них тем не менее кажутся артефактами прошлого – бесконечно прекрасными, но функционально не применимыми в современном быту. Но тот факт, что такие предметы до сих пор хранятся в своем первозданном, а не восстановленном виде, позволяет нам ощутить ту силу и смысловую наполненность, что они когда-то несли в себе. Кажется, стоит дать волю воображению – и ты словно воочию увидишь людей, которые эти вещи делали.

В селении Аушигер у Кардановой Жанос хранится старый арджэн – адыгская циновка, которая была изготовлена примерно в 1958-1959 г.г. ее свекровью Марусхъан, которую в семье все называли Тата, так она и была записана в паспорте – Карданова (в девичестве Фриева) Тата Эльмурзовна. Еще не так давно было принято давать ласкательное имя молодой невестке в доме – с одно стороны, чтобы соблюсти обычай избегания и не называть настоящего имени, а с другой, чтобы побаловать таким образом девушку, вошедшую в новую семью.

Марусхан-Тата родилась в 1895 году, а умерла в 1984-м, прожив почти 90 лет. Она воспитала четверых детей: сыновей Альберта и Гудаберда и дочерей Царицу и Катерину, и всех своих внуков. Эти внуки, уже взрослые люди, сегодня вспоминают о ней с большой теплотой и любовью, говоря, что не было никого роднее ее на свете. Ахъед, один из ее внуков, рассказывая о Тате, вспоминал, что она была глубоко верующей женщиной и знала почти весь Коран наизусть. А кроме того, несмотря на свое хрупкое сложение обладала недюжинной физической силой.

Изучая историю традиционных ремесел и судьбы мастериц прошлого, часто слышишь, что вышиванию, плетению галунов или басонных изделий, изготовлению арджэн посвящали свободное от домашней работы время. То есть для женщины или молодой девушки это был такая форма досуга – создание чего-то красивого. Возможно, это и был один из секретов чувства собственного достоинства и безупречного поведения наших предков.

Жанос Карданова, рассказывая об истории циновки, конечно, прежде всего вспоминает ту, что сделала ее. И в этом тоже есть урок для нынешних поколений: в прошлом умели выстроить отношения так, что даже пресловутый конфликт свекрови и невестки во многих семьях фактически не существовал. «Мы собирали рогозу, которая растет на болоте, привозили ее домой, - говорит Жанос. - Она сама чистила то, что мы собрали, тщательно промывала, сушила, смягчала ее определенным образом, делая рогозу податливой для плетения. И потом сама плела арджэны. Если у нее было свободное время, она могла за день, самое большее за полтора дня, сделать больший арджэн. Очень многим она сделала такие циновки, а эта одна осталась у меня, и я храню ее как память о ней. Она была хорошей. Очень помогала мне в воспитании детей: пока я работала в поле, она полностью ими занималась. Она часто дарила их, отдавала в мечеть, может быть, до сих пор они есть в нашей сельской мечети. В прежнее время их ведь использовали именно как коврик для молитвы, а кроме того, тогда не было ковров – арджэн вешали и на стены, украшали ими комнаты».

Это большое богатство для семьи – хранить такой кусочек прошлого. Конечно, и сегодня есть те, кто плетет арджэн, повторяя их аутентичную форму и эстетику (Замудин ГУЧЕВ). Есть те, кто дает традиционной циновке новую жизнь, трансформируя ее и давая преобразиться (Руслан МАЗЛО). Но истоки этих явлений, безусловно, хранятся там – во времени, где жили наши прадеды и прабабушки, где они трудились от зари до зари, терпели лишения и преодолевали сложности, но умели дарить так много любви, света, нежности. И мы до сих пор черпаем в их несуетной и трудной судьбе силу и вдохновение, чтобы хоть немного соответствовать их глубокому внутреннему достоинству.