?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сумрачные Альпы

Привлекательность мрачной эстетики в духе «Твин Пикса» - аксиома сегодняшнего кино. Едва различимые очертания предметов в тумане по настроению вполне соответствуют неуловимым мотивам преступлений посреди безмятежности маленьких городов. Но даже в этом контексте «Девушка в тумане» (2017) Донато Карризи удивляет, потому что такую скандинавскую сумеречность нам сложно соотнести с хрестоматийным образом Италии.

В итальянских Альпах затерялся сонный городок – почти кукольный в своей горной идиллии. Но тихое течение жизни нарушается в рождественский вечер, когда 16-летняя девушка Анна Лу, выйдя в туман из дома, не доходит до церкви. Нет ни тела жертвы, ни каких-либо следов борьбы, ни свидетелей. Это в городке, где любой громкий возглас разносится на всю округу. Вскоре в городе появляется инспектор Фогель (Тони Сервилло) – следователь, использующий весьма нестандартные приемы.

Для зрителя эта история раскрывается в нескольких временных планах, потому что изначально фильм представляет собой рассказ Фогеля в кабинете у психиатра Аугусто Флореса (Жан Рено). И в этом рассказе эпизоды сменяют друг друга не всегда в строгой хронологической последовательности. Фильм захватывает не столько своей чисто детективной стороной, то есть желанием разгадать преступление, которое постепенно превращается в некий ребус, сколько разглядыванием в кинематографическую лупу человеческих типов. Постепенно в каждом из героев нам открываются бездны, и чаще всего это бездны лжи – кажется, каждый из них способен врать бесконечно: начиная с Фогеля, который превращает все происходящее в сенсацию для СМИ, и заканчивая самой Анной Лу, которая ведет два дневника – настоящий и для матери. Поэтому слова инспектора о том, что зло пришло не из вне – оно находится в городе, можно понимать буквально: оно повсюду.

И в этой шараде, искусно сплетенной злоумышленником и самозабвенно распутываемой следствием, коренится самое страшное, поскольку она своей мнимой загадочностью заслоняет от действующих лиц и от нас, зрителей, страдания жертвы. Мы едва догадываемся о том, что пришлось пережить 16-летней девушке, которая плела простые браслеты из бусинок, чтобы скрыть от всех секрет своего девичьего сердца. Это становится неважным во внешнем и внутреннем плане повествования. В определенной степени она сама не была важна и для Фогеля, и лишь обнаружение какого-то наивного и очень человеческого жеста взламывает коросту цинизма и открывает для него глубину трагедии Анны Лу.

Аллюзийные отсылки к «Твин Пиксу» (1990-1991), первому сезону «Убийства» (2007) и даже «Парфюмеру» Тома Тыквера (2006) обрамляют «Девушку в тумане», сплетаясь в изящный интертекстуальный узор. С помощью них режиссер показывает, что вроде бы он принимает правила игры, но в то же время таким образом как бы оттеняет собственную манеру изложения истории убийства. И эта индивидуальность ярче всего проявляется в подборе актеров. В картине безусловно солирует Тони Сервилло, блистательно сыгравший в «Вечной красоте» Паоло Соррентино. Здесь он создает сложный образ Фогеля, которому ничто человеческого не чуждо, несмотря на многолетний опыт работы в расследовании уголовных дел. Фогель так же загадочен для зрителя, как и дело, которое он ведет, кто он и что им движет: жажда славы или справедливости, циничность или сострадание. Ясно одно – в нем разум превалирует над сердцем. Еще одним режиссерским ребусом является Жан Рено, появление которого в фильме нам предстоит разгадывать не менее скрупулёзно, чем Фогелю – искать преступника. Запоминающиеся и яркие образы исполнили Аллесио Бони (Мартини), Лоренцо Рикельме (Борги), Лукреця Гидоне (Клеа). Все это очередной раз подтверждает, что итальянское кино по-прежнему остается очень актерским по своей сути даже тогда, когда вступает в игры с формой.