?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В 1994 годы мы все были шокированы: «Утомленные солнцем» ворвались в нашу жизнь. И это нисколько не звучит преувеличением. Для того, чтобы понять феномен фильма, прежде всего следует абстрагироваться от истории с «Оскаром» (даже от очаровательной Нади Михалковой в восхитительном темно-синем платье на церемонии), а также от всех последующих попыток режиссера повторить свой успех. Поэтому поговорим о картине, насколько это возможно, вне контекста ее продолжение и вообще последующего творческого пути Никиты Сергеевича.

Говорят, режиссер хорошо ровно настолько, насколько хорош его последний фильм. И если так, то Михалков упустил возможность стать живым гением и великим кинематографистом современности. Но с другой стороны, наверное, держать долго ноту, заданную самому себе «Утомленными солнцем» - задача почти невыполнимая. И как бы в дальнейшем ни складывалась режиссерская судьба автора фильма, одно неизменно: в его жизни, в нашей, в российском кино случились «Утомленные солнцем», и это навсегда останется фактом нашей культуры.

Главным достоинством картины остается ее атмосфера: ностальгическая, тревожная, летняя и какая-то гнетущая одновременно. Все это ощущаешь до кульминации и сюжетной развязки, жестокая трагедия предугадывается в слишком идеальных очертаниях летнего дня, который, казалось, будет бесконечным и изнеженным. Но действие даже не разгоняется, начиная с середины, а взрывается, оглушая нас и, безусловно, взрывная волна докатывается до нас, трясет и заставляет все внутри сжиматься. Этот взрыв оставляет после окончания фильмов нас наедине с нашим страхом, который фильмом не вызван, а пробужден: потому что наша историческая память хранит воспоминания об ужасах внезапных арестов и ночных обысков, о лае собак на морозе возле железнодорожных составов, о полной неизвестности и беспросветности впереди.

Но думать, что «Утомленные солнцем» - это про сталинские времена, или про 1936-й, или про тоталитаризм, значило бы предельно сузить смысловое и художественное богатство фильма, попытаться затолкать это полотно в границы показанных событий. Эта картина о том, что мы вроде бы слишком мелкие зернышки, чтобы противостоять жерновам истории, но с другой стороны, амбиции, обиды, личные счеты помогают этим жерновам вращаться и перемалывать в муку человеческие судьбы, лишая нас прошлого и будущего, надежды и чувства защищенности. Это фильм о горечи нашей жизни, в которой ничего не бывает непоколебимым, особенно счастье, о несовершенстве человека, ведь сложись обстоятельства немного иначе – и история эта могла бы развернуться ровно на 180 градусов.

Нравственным и эмоциональным центром картины является дочь комдива Котова Надя: ее искренняя и незамутненная любовь к каждому из действующих лиц этого страшного спектакля, ее вера в то, что жизнь создана для счастья, что этот летний день с купанием и домашними танцами никогда не закончится – все это сыпется, как карточный домик одним движение, одним росчерком пера. Вообще все происходящее мы видим словно ее глазами – это не воспоминания, а именно тот ракурс, который позволяет нам сместить акцент на ее угол зрения. В формировании этого особого фокуса большая заслуга принадлежит Никите Михалкову не только как режиссеру, но и как отцу: его любовь к актрисе, его семейственность в данном случае позволили ему добиться своей цели. Мы чувствуем эту алхимию отцовской и дочерней любви и от того, наверное, доверие к показанному возрастает многократно. Хотя, пожалуй, картина дает возможность посмотреть все под углом зрения каждого из героев и понять, что мотивы у каждого свои (здесь хотелось сказать, что у каждого своя правда, но, кажется, правды никакой нет).

Но если герои не обладают этой роскошью, то создатели картины наделены даром художественной правды: сценаристы, художники, операторы, костюмеры, композиторы представили яркие, самобытные и какие-то непогрешимые работы (несмотря на существующие неточности), в каждом аспекте и Никита Михалков и те, кто с ним работал, сумели сделать все для создания той самой атмосферы, о которой говорилось уже выше. И кроме того здесь до совершенства режиссер довел еще одну стороны свое работы – актерский состав. Он словно успел захватить уходящую эпоху и собрать воедино не только классиков (Вячеслав Тихонов, Алла Казанская, Инна Архипова, Инна Ульянова, Светлана Крючкова), но и достаточно молодых еще на тот момент, хотя уже и уникальных (Олег Меньшиков, Авангард Леонтьев, Ингеборга Дапкунайте, Владимир Ильин), и к тому же еще совсем юных (Евгений Миронов, Марат Башаров, Георгий Дронов), которые только готовились становиться известными, но не остались незамеченными здесь. И не стоит забывать про самого Никиту Сергеевича в роли Котова, которая ему удалась блестяще: это именно тот случай, когда он оказался к месту в собственном фильме, был органичен и харизматичен, и иного артиста здесь трудно себе представить.

Нужно суметь отойти на достаточное расстояние, чтобы разглядеть некоторые вещи: с выхода «Утомленных солнцем» прошло уже 23 года и это достаточно, чтобы абстрагироваться от Сталина, от «Оскара» и даже от двух продолжений фильма. Мы можем сконцентрироваться лишь на собственных индивидуальных впечатлениях и постичь тайну проникновения внутрь фильма с тем, чтобы, словно бы на собственной шкуре, испытать все то, что выпало героям. От согревающего тепла солнечного луча сквозь листву до неназванного еще ужаса неизбежного…