marie_bitok (marie_bitok) wrote,
marie_bitok
marie_bitok

Categories:

Краткая теория искусства

Авантюрный детектив о произведениях искусства – жанр, который всегда найдет своего зрителя, потому что здесь есть место всем: искусству, интриге, иронии, эстетике и, конечно, любовной истории в качестве приправы. Но если бы формула была столь простой и легко повторимой, то вряд ли такие фильмы на протяжении многих лет держали нас в приятном напряжении, а список самых известных из них довольно большой: «Как украсть миллион» (1966) Уильяма Уайлера, «Афера Томаса Крауна» (1999) Джона МакТирнана, «Двенадцать друзей Оушена» (2004) Стивена Содерберга и даже наши родные «Старики-разбойники» (1971) Эльдара Рязанова. С 2012 года в этом ряду свое место уверенно занимает и картина Джузеппе Торнаторе «Лучшее предложение».

Блестящее полотно, не уступающее в своей гармоничности полотнам великих мастеров прошлого, показанным в изобилии в фильме, «Лучшее предложение» словно бы вобрал в себя все лучшее от киноязыка прошлого и современного, от ренессансной эстетики и посмодернистких текстовых загадок. Этот фильм хочется сравнить то с живописью, то с литературой, и в нем так переплетаются все виды искусства, в том числе и музыка (саундтрек здесь –самостоятельный мотив), что синкретичную природу кино можно ощутить в наивысшей степени.

В центре повествования – Верджил Олдман (в исполнении Джеффри Раша), знаток прекрасного и ловкий аферист, оторванный от реальности мечтатель и циничный делец. В хитросплетениях сюжета нам постепенно раскрывается этот персонаж, и, думаю, то, каким стал в конечной точке этой истории, явилось неожиданностью не только для зрителя, но и для самого героя. Мы имеем дело с психологическим детективом и полной картиной эволюции характера в течение отдельно взятого этапа его жизни и под воздействием определенных обстоятельств. Именно этот контекст лишает фильм привычного жанрового флера, сосредоточенность на герое и сама драматическая история, в которую он втягивается, это тот режиссерский ход, который избавляет фильм от ожидаемой легкости, свойственной авантюрным драмам.

Глубина образа Олдмана была бы невозможна без артиста, его сыгравшего: Джеффри Раш после каждого фильма вызывает желание воскликнуть, что это лучшая роль в его карьере, но, возможно, «Лучшее предложение» - действительно лучшая на сегодняшний день! Так работать сегодня уже почти никто не умеет: органичность, перевоплощение, харизма, индивидуальность и непостижимая выразительность взгляда – отличительные признаки его актерской индивидуальности. Он узнаваем, но неповторим. Его игра насколько живая и лишенная каких бы то ни было штампов, что, кажется, он срастается с декорациями и одеждой своих героев, условно говоря, входит в их шкуру. Порой даже начинаешь сожалеть, что в русском дубляже его практически всегда озвучивает один и тот же голос, потому что не оставляет ощущение, что насколько разные герои, настолько разные у них должны быть и голоса.

Итальянец Джузеппе Торнаторе умеет плести ткань своего повествования, опираясь на актера, как на лейтмотив: так было в «Легенде о пианисте» с Тимом Ротом и в «Малене» с Моников Беллуччи. Но несмотря на это актерский состав в «Лучшем предложении» выстроен очень гармонично – это многоходовая комбинация, в которой интрига не менее захватывающая, чем в сюжете: сочетание безусловных грандов Джеффри Раша и Дональда Сазерленда с начинающим, но уже знакомым Джимом Стерджессом и практически неизвестной на тот момент Сильвией Хукс обеспечивает равновесие и несет определенную символическую нагрузку: зрелость и опыт против свежести и непосредственности. Эта противостояние не имеет целью выявить победителя, поскольку очевидно, что в выигрыше от него остаться может только сама картина.

Режиссер вообще ставит перед собой множество задач, к решению которых приглашает и зрителя: это и эстетическое и стилевое решение фильма, и вопрос о сущности искусства, и исследование метафизики любви, и детективный клубок, и проблема копий и оригинала в искусстве и в жизни. Последнее становится одним из ярких мотивов современного европейского кино (вспоминаем прежде всего Аббаса Киаростами и его «Заверенную копию»), что можно воспринимать как рефлексию на многовековую историю культуры Европы и культ прекрасного, который берет свои корни, пожалуй, еще в античности. Можно ли любовь к произведениям искусства считать настоящей любовью и заменит ли живопись, музыка или литература нам настоящую жизнь, если погрузиться в них полностью? Наверное, самопожертвование ради искусства часто заставляет задумываться о том, стоит ли все это столь высокой цены? И речь здесь идет не столько о заоблачных цифрах аукционных торгов, сколько о сломанных судьбах, разбитых сердцах и растоптанных жизнях творцов и их поклонников. Цепочка вопросов, цепляющихся один за другой, приводит к еще одной киноассоциации – последнему фильму Александра Сокурова «Франкофония», разговор о котором еще предстоит.
Tags: Искусство ради искусства, Кинозал для одного
Subscribe

  • Ничего про "наше все"

    Когда долго не удается посмотреть какой-то фильм, стоит призадуматься: а вдруг это твоя интуиция работает настолько безошибочно или судьба оберегает…

  • Полчаса, выразившие время

    В одном из выступлений Александр Сокуров назвал Анну Маньяни своей любимой актрисой, а фильм «Любовь» Роберто Росселлини (1948)…

  • Шекспир: вечные вопросы и актуальная повестка

    В Лондонском театре «Donmar Warehouse» пьеса Уильяма нашего Шекспира «Кориолан» в постановке Джози Рурк шла всего пару…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments